ХОРОШИЙ ВОПРОС
Рифмодроч: в чем феномен Оксимирона?
Йохан Соннов пытается найти ответ на извечный вопрос о популярности, пожалуй, одного из главных музыкально-уличных философов 21 века — Oxxxymiron
Неуемная страсть человека к поиску ключей от механизмов вселенной сегодня порождает вокруг каждого хоть сколько-нибудь известного феномена уймы вопросов: «Почему это популярно? За что это любят?». Время безусловных авторитетов и незыблемых ценностей прошло, теперь нас интересуют факты и причинно-следственные связи. Если исполнитель получает признание, значит, неспроста.

На вопрос, почему любят Оксимирона, ответы дают самые разные. Тут и новаторство, и выигрышный имидж, и стиль работы с аудиторией, и то, как оказался в нужное время в нужном месте. Излюбленным же предметом анализа, критики и похвалы, остается не это, не флоу и не музыкальная составляющая, а тексты, сложность и лексическое богатство которых, возвели музыканта в ранг литературного феномена. Однако Оксимирон не так прост.

Из всего арсенала художественных единиц оружия Мирона пристального внимания заслуживают те, что строятся на игре с лексико-фонетической организацией. Тексты изобилуют полнострочными и внутренними рифмами, звуковыми и лексическими параллелизмами, где приглянувшаяся фонема раскручивается всеми возможными способами:
Пусть, не понимая всех моих теорий,
Из нас лепят конспирологов, мол, у нас варит еле котелок,
Но чья наркоимперия, по-твоему,
По артериям города гонит эти контейнеры с отходами переработки,
Добытой под горою рудой, проданной за бугор
Пока дома, в лабораториях, из её же отходов путём обработки
Гонят в народ тот самый наркотик, что называется «Гор»?

— из песни «Переплетено», альбом «Горгород» (2015)
Упорство в выстраивании подобных конструкций можно объяснить верностью собственному стилю и любовью к поэтическим витийствам, если бы не то важное место, которое повторы и, особенно, аллитерации занимают в магических формулах. В качестве примеров известны цепочки, обыгрывающие латинские корни, как следующий заговор от свища:
Festella, festelle, festelle festelli festello festello, festella festellum
Не стоит недооценивать силу подобных «низовых» форм заклинаний. Человеческое тело — микрокосм, целительная магия во многом схожа с управлением процессами окружающего мира, поэтому данная комбинация обладает, безусловно, нешуточным влиянием. При этом как высказывание оно бессмысленно.
Порой туманный синтаксис и неясная семантическая целостность свойственна и текстам Мирона. Хотя грани абсурда он не переступает, некоторые конструкции для понимания затруднительны:
Непрошеный гость из эпохи лет сто как прошедшей
Под рубищем, ветошью будущим дервишам,
В тубусе спешно несущий депешу

— из песни «Организация», альбом «Смутное время» (2021)
Эффект, достигаемый звучанием текста, опережает анализ его составляющих. Слышание в какой-то мере преобладает над слушанием, а считывание знака для этого необязательно.

Огромное количество примеров неподдающегося расшифровке текста обнаруживается в оккультных справочниках и руководствах. Гримуар Liber Juratus Honorii («Заклятная книга Гонория»), датируемый XIII в., содержит фрагменты, являющиеся, судя по всему, воззвания к духам, славословиями и экстатическими изречениями. Встречаются откровенно аллитеративные фрагменты:

Lameht. lenat. lemahat. semaht. selmahat. helmay. helymam. helmamy. zezetta. zezegta. gezegatha. zozogam. remasym. themaremasym. ieranyhel. phuerezo. gamyhal. zecegomyhal. hezetogamyhal. heziephiat

— XXIII. Oration 15.
Важно понимать, что такие формулы авторы могли как заимствовать из других текстов, так и изобретать самостоятельно, что отличает их от канонических молитв. Главное — сила воздействия. Закономерно, что с развитием культуры и языков (в случае латыни — их отмирание и мумификация), а с ними и всего остального мира, трансформировались и магические заклинания.

Мирон и его тексты — яркий пример того, как современный по лексическому составу текст, тем не менее, следует всё тем же древним принципам фонетической организации: избыточные перечисления, анафоры и так далее:

Другие пишут альбомы быстро, я этот выстрадал
Вырвал, вызвал и выдавил, выдрал, высрал и выблевал
Выжрал, вынюхал, выкурил — не говори, что на «вы» стали мы с тобой:
Я по%#*@ был, но я не п@*%#

— из песни «Крокодиловы слезы», альбом «Вечный жид» (2011)
И эти принципы работают. Для сравнения можно привести заклинание из оккультного трактата Semiphoras and Schemhamphorash, приписываемого, как это часто бывает с еврейскими текстами, царю Соломону. Это мощная теургическая формула, исполняющая желания:
Letamnin, Letaglogo, Letasynin, Lebaganaritin, Letarminin, Letagelogin, Lotafalosin
Так, пока одни заклинания имеют конкретные области применения, другие влияют на бытие как таковое. Они внушают любовь, помогают в обретении богатства и славы.

Технический прогресс практически вытеснил как «низовые», так и высшие формы магии, но в исключительных случаях стал им подспорьем. Теперь заклинание можно произнести в микрофон со сцены, записать в студии, добавить на музыкальный стриминг-сервис — и вновь сработает логика усиления за счет многократного повторения. Достаточно лишь уметь правильно этим воспользоваться.

03-12-21
Автор: Йохан Соннов
Картинки: «Страдающее средневековье»
Немножко низовой магии, пожалуйста