МАТЕРИАЛЫ ИЗ ПРОШЛОЙ ЖИЗНИ
Таинственный сад Everthe8
Тимур родился в Улан-Удэ и написал первый трек, чтобы впечатлить девочку. Вы могли видеть его на плакатах в метро и билбордах «Москва-сити», потому что сейчас Тимур — успешный рэпер и продюсер, создающий музыку под псевдонимом Everthe8, что означает ever green — вечно зеленый, молодой. Но занимается он не только музыкой — об этом в нашем интервью
— Знаю, что ты был в разъездах из-за съемок фильма («Белой дороги!», реж. Элла Манжеева — T&S). Мой первый вопрос был о том, где ты сейчас в физическом смысле. Но я решила его переформулировать и узнать: где ты в своих мыслях?

— Это хороший вопрос. Перманентно непонятно, где я нахожусь. Очень хочется съездить в Америку, побывать где-нибудь еще помимо России. Меня пугает тот факт, что мы живем в мире, где без разрешения каких-то определенных людей нельзя покинуть пространство на планете Земля. Всё же относительно, и мы находимся на одном большом шаре! Поэтому отвечая на твой вопрос: я не знаю. Мне кажется, для меня это не имеет значения. Особенно с богатым воображением.
— Давай поговорим немного о твоем детстве. Ты рос в Улан-Удэ. Как думаешь, как этот город и период детства повлияли на то, кем ты являешься сейчас?

— Я же из старого поколения рэперов, поэтому говоря строчками классиков, ты не можешь не гордиться тем местом, откуда ты родом. Любой человек, который знает, что такое старая школа, прекрасно понимает принципы, на которых построен хип-хоп. Понятное дело: на западе читают за свой neighbourhood, а я за свой.

К тому же я не могу не тепло относиться к тем временам. Детство — это самые светлые воспоминания. Я учился в школе с эстетическим уклоном: у нас были театр, музыка, ритмика, рисование. Тогда мне очень нравилось заниматься творчеством, хотя я никогда не считал, что у меня есть какой-то талант. Видел, как рисует мама, и повторял за ней. Отец занимался музыкой — повторял за ним. Если бы не родители, не думаю, что у меня получилось бы что-нибудь. Хотя я и сейчас не считаю, что у меня получилось.

— Как родители сейчас воспринимают тебя и то, что ты делаешь?

— Был период, когда я работал на стройке, чтобы заработать на макбук. Свой день рождения я тоже отмечал на стройке. Мама позвонила тогда, чтобы меня поздравить и сказала самые важные слова в моей жизни, что-то вроде: «Я очень рада за тебя и хочу, чтобы ты реализовал себя в том, в чем ты хочешь себя реализовать». Родители гордятся мной, для меня это важно.
— Есть люди, которые перестали быть твоими друзьями, когда ты стал известным?

— Это чувствительный вопрос. Когда я учился в университете, у меня была навязчивая идея заниматься музыкой профессионально. Я записал песню, которая на локальном уровне понравилась многим. Тогда не было понятия «хайп», и я встретился с человеком — уже не помню, как его зовут — чтобы обсудить примерную стратегию продвижения моей музыки. В нашей беседе проскользнула тема дружбы.

Я всегда относился к дружбе трепетно, дорожу этим проявлением человеческих отношений. Но тогда его слова прозвучали так: «Туда, куда ты идешь, дружбы не существует». Я достаточно скептически к этому отнесся — мы все смотрим фильмы, где показывают, что в шоу-бизнесе все хотят друг друга т#@)^!&! (завалить), заработать побольше бабок и урвать славу. И когда осознаешь, что иногда это действительно так, становится больно и грустно. Я сталкивался с ситуациями, когда у меня были недопонимания с друзьями, нужны были силы и выдержка, чтобы пройти этот путь достойно. Этап «медные трубы» — когда у артиста срывает голову, и он забывает всех, кто был рядом — самый трудный. У меня есть лучший друг Дима Жилин, мы вместе начали читать рэп и росли в режиме рондо: он чуть-чуть поднимался, затем я, потом снова он, причем в условиях жесткой конкуренции. Теперь у него семья и дети, но мы дружим до сих пор.

Другой друг как-то раз написал мне, что хочет заняться музыкой, приехать в Москву, просил помощи. Я был в Москве, но не знал, чем ему помочь, потому что у меня самого еще ничего не было. В тот момент я почувствовал себя отвратительно. Винил себя в том, что стал злым москвичом. Это трудно: постоянно ловлю себя на мысли, что одиночество — то, что идет за руку со славой. Но я стараюсь так не думать, ведь на деле у меня есть семья и друзья, с которыми я поддерживаю отношения.

— В документальном фильме о себе ты говорил, что любишь ездить на метро, что многие тексты были написаны именно там. Можно ли встретить тебя в метро сейчас?

— Да, конечно. Со мной там произошел один прикольный случай. В день моего дня рождения я ехал в метро, увидел плакат со мной и был просто в шоке. На мне была маска, но мне так хотелось сказать всем, что это я, смотрите! В общем, в метро круто, когда можно спокойно сидеть и писать тексты. Еще у меня есть такая цель — посмотреть все станции.
— Еще один вопрос по фильму: как тебе пришла в голову идея именно такого мерча?

— Идея пришла моему менеджеру Мише. Я рисую для себя. Во время восстановления после перелома челюсти осознал, что живу в Москве, а здесь можно купить маркеры, о которых я мечтал всё время, когда жил в Улан-Удэ. Пошел в «Передвижник», купил и начал рисовать мангу. После этого мы с художником Анри Давыдовым увлеклись написанием графической новеллы «8th The Human».

Я много раз сталкивался с творчеством Баския и не мог дойти до того, что он делает. А потом случайно услышал фразу, которую сказал Пикассо о том, что ему понадобилось четыре года, чтобы научиться рисовать как Рафаэль и ушла вся жизнь, чтобы рисовать как ребенок. Так я вкурил — суть Баския это трансляция бессознательного. Он рисовал как ребенок и не задумывался о том, что подумают другие, поэтому в его даже кривых линиях есть уверенность, легкость, красота и динамика.

В общем, я начал рисовать. Помню, меня раздражало, что рэперы говорят только об одежде, бренды заполонили всё! Я слушал рэп и слышал бренды, приходил на тусовки и видел бренды, а не людей. Это, может, не плохо, но мне стало страшно из-за того, что в моих текстах отражалось общение с такими людьми.

Я купил белые футболки, напечатал на них строчки из своих песен. Потом напечатал фотографию друга и написал ниже, что современная индустрия не оставляет шансов для несовершенства. Я выступал в этих футболках, и Миша предложил мне сделать мерч. Глобально хочется быть человеком, которому пришла в голову идея, и он ее сразу воплотил. Такой вот современный европейский подход. Так мы стали делать футболки. Где-то были принты, а на каких-то я рисовал отбеливателем. Получилось круто. Я хотел оставить себе несколько футболок, но подумал, что наверняка найдутся люди, которым будет интересно это носить. Короче, мы сделали их немного, и я этому рад. Если делать на поток, то всё превратится в такую себе историю.

— Их же особенность в том, что они уникальные.

— Да, прикол в том, что они не повторяются.
— Что должно произойти, чтобы ты понял, что состоялся как артист? Или это уже произошло?

— Мне кажется, я пока не состоялся как артист. Явно должны появиться тайп биты на ютубе с пометкой Everthe8. Это говорит о том, что есть определенный музыкальный почерк. Такой юморной ответ, но кажется, в нем есть правда. Или Грэмми, хотя сейчас меня это не очень интересует. Скорее всего, должен настать момент спокойствия, когда ты пишешь музыку и не задумываешься о том, понравится ли она людям. Я стал в последнее время ловить себя на сомнениях, такая вот гадкая мысль.
— Кто твой слушатель? Какие у него взгляды, что он любит, что можно найти inside of him?

— Я задумывался об этом, но не пришел к ответу. Разные люди слушают музыку. Мне просто хотелось бы, чтобы мою музыку слушали люди далекие от меня, чтобы ее слушали не из-за того кто я, а чтобы она сама за себя говорила.

Может, люди, которые любят кино доброе какое-нибудь, не знаю. Например, «Робинзон на Луне» или «Меня зовут Кхан». Потому что когда я пишу, стараюсь делать визуально, чтобы появлялись картинки в голове. Для меня каждая песня имеет свой ряд оттенков.

— Попасть в «Радар» — супер новость для любого артиста. Знаешь ребят, которые там тоже есть? Хотел бы коллаборацию с кем-нибудь из них?

— Честно говоря, я узнал, что такое «Радар» только когда мне Миша позвонил. Но это не означает, что я наплевательски отношусь к тому, как работают команды. Просто многие сейчас сильно заморочены на этом и удивляются, что я не слежу за тенденциями. Недовольства людей сводятся к одному: «Ты не можешь это игнорировать, ты же в современном мире живешь!». Конечно, приятно, когда к тебе относятся с уважением. Потому что раньше я был прямо андердог какой-то, а Москва, она же такая — если тебя никто не знает, ты ничего не стоишь. Из-за этого я злился и думал: «Вот я им покажу». Сейчас я много раз отвечал на вопросы: «Как вам работа с "Радаром"? Чего вы ждали от работы с "Радаром"?»
Но самое главное — это дарить людям музыку, не это ли основная задача артиста?
Огромное спасибо «Радару», мне было очень приятно поработать с ними, это искренне и честно. Многие ждут каких-то красивые фразы, фанфары и зачастую забывают о том, что самые простые слова значат для человека, который что-то создает, намного больше.

Просто я немного сбит с толку из-за современной ситуации на музыкальном рынке. Иногда не совсем понятна мотивация промо-кампаний, которые заявляют «мы открываем новых артистов», а там ни одного нового. Думаю, лейблы встречаются между собой и решают каких музыкантов стоит поставить. Так это и происходит, ничего с этим не поделаешь. Единственное, что можно — начать с себя, делать качественную музыку, чтобы она и без рекомендательных писем попадала в плейлисты. Хочется верить, что у нас так получилось. Что Миша ни с кем не договаривался, а мы попали туда исключительно из-за музыки. И, конечно, огромное спасибо тем, кто узнал о моей музыке, кому-то, может, это музло помогло. Ты прикинь: человек, например, в плохом настроении, но из-за одной песни он поступил иначе, и его жизнь пошла по абсолютно другому сценарию. Это же самое ценное.
— Я посмотрела вашу дискуссию на Нефоруме, где вы, в том числе, обсуждали, что популярность хип-хопа и рэпа сходит на нет. Расскажи, а как ты сам понял, что именно на хип-хоп твои мысли ложатся наиболее гармонично?

— Я не думал об этом, это произошло неосознанно. Если мы говорим о раннем возрасте, то хотелось произвести впечатление. Я вообще начал читать рэп, чтобы понравиться девочке из другой школы. Написал песню «Александре», а потом, кажется, вся школа надо мной смеялась. Очевидно, это самый легкодоступный способ приблизиться к музыке… Черт, я такими дежурными фразами сейчас говорю! Но можно не уметь играть на пианино или гитаре, а просто вооружиться чувством ритма и высказать свой протест. Тогда мы с товарищами организовали кружок, где говорили о рэпе. Мы приходили на концерты в городе. Был 2004 год, тогда вышел альбом «С Восточной столицы», это были какие-то Avengers (фильм Marvel — T&S). В Бурятии, знаешь, все очень классно выглядят: штаны, бейсболки. И тут мы — ни хрена нет, древолазы возле сцены. Мы с Димой мечтали: «Скоро мы точно выступим». Нужно было деньги заплатить, чтобы выступить. Естественно, у нас тогда их не было.

Этот образ у меня отпечатался. Я хорошо помню, мне так хотелось выйти, отдать и получить эту энергию взамен. Когда все поднимают руки, в этом есть мистика, магия.

Я не очень люблю концерты, но когда бываю на крутых и вижу мошпит, это же просто энергетический смерч! Люди слэмятся, бьются друг об друга, а ты стоишь на вершине. Вот за этим я в рэпе. Если кто-то не за энергообменом, то это фейк.
Плюс когда слова встают на нужные места, и ты понимаешь, что это то, что нужно, еще когда в рифму... во всем этом есть что-то психотерапевтическое.
— Читала твою мангу, получилось интересно, хотя признаюсь, такие вещи меня не особо затягивают. Думаешь над тем, чтобы продолжить историю? Может, в печатном формате?

— Конечно, постоянно думаю! У меня есть продолжение в виде киносценария. Но кажется, меня сломала индустриальная машина, которая живет по законом продаж и окупаемости. Даже при том, что в реальности я не получал таких претензий, эта рациональность иногда убивает.

Мне очень полюбились персонажи, хотя не получилось полностью раскрыть историю, которая изначально была в моей голове. Это ведь сёнэн, манга для мальчиков, где главный герой сталкивается с трудностями и преодолевает их. Дальше всё сложнее и сложнее, во второй арке должен был появиться злодей, который стал бы главным героем. Я хотел выпустить к этому альбом со злой музыкой, не такую пропитанную чем-то светлым, как в «8th The Human». Это позволило бы мне не оправдываться, если бы я резко сменил вектор творчества. Там целых восемь персонажей, и я мог бы прыгать со стиля на стиль, раскрывая через музыку каждого. Мне очень хочется продолжить эту историю. Не знаю правда, нужно ли это сейчас кому-нибудь кроме тебя, меня и Миши.

— Было бы круто если бы это получило продолжение в каком-либо виде! В фильме, или печатном формате…

— Или аниме бы сняли. Я так не завидую людям, которые смотрят кино, снятое большими камерами и с большими бюджетами, и которые не видели аниме! Аниме — всегда метафора. Я предлагаю некоторым, например, посмотреть «Евангелион», и на первых секундах все такие: «Фу, аниме, блин, ты че?». Мне так хочется, чтобы люди поняли смысл всего этого.
— Тимур, ты выпустил четыре микстейпа, о тебе написали самые разные медиа, ты даже снялся в фильме. Что дальше?

— Мне бы хотелось записать альбом, который стал бы классикой при жизни. Как сделал Кендрик Ламар, практически каждый его альбом — классика. Хочется сделать что-то цельное, монолитное, чтобы оно охарактеризовывало меня. Хотелось бы еще — и я это сделаю в дальнейшем — сесть в режиссерское кресло. Сейчас я работаю над сценарием своего фильма, надеюсь, получится найти людей, которые этим заинтересуются. Снял бы кино, написал к нему музыку. Много на самом деле чем бы занялся.
Я уже говорил о том, что если научусь петь, то брошу рэп. Зачем он нужен вообще, когда ты умеешь петь?
Это юмор, но у меня правда есть мечта научиться петь без автотюна. Хотя я очень уважаю автотюн и людей, которые его популяризировали. Узнал на тему новость, которая меня очень расстроила. О том, что Usher однажды сказал T-Pain, что тот испоганил музыку, потому что из-за него теперь весь мир поет под автотюн. T-Pain из-за этого впал в депрессию. Я был очень расстроен тем, что Usher такой злой. Как можно так оскорблять человека, когда он принес в музыку что-то новое! Это плохой поступок.

Хочется еще попробовать себя в рисовании, я вот увлекся стрит-артом. Хочется написать книгу. Еще я планирую проект, где возможно зачитаю на русском языке. Практически все спрашивают, почему я не читаю на русском. У меня есть убеждение, что не могу писать так, чтобы мне это не нравилось. Мне уже немало лет, чтобы говорить про с!%#@ (девушек легкого поведения), одежду или оскорблять кого-то. Реально, кто-то про другое читает? Я помню времена, когда человек мог зачитать про одеяло. Пул тем был огромным, сейчас всё по-другому. Но мало по малу я прихожу к своему звучанию.
БЛИЦ
— До конца жизни ты можешь слушать музыку только на пластинках или только кассетах. Что выберешь и почему?

— На пластинках, конечно. Нет еще ни одного формата, который воспроизвел бы всю теплоту винила. Каждый человек, который работает с винилом, об этом знает.
— Веришь в астрологию?

— Отношусь к ней нейтрально. Меня легко в этом вопросе переубедить.
— Последняя песня, которую ты слушал?

— Westside Gunn — Margiela Split Toes
— Ты бы хотел быть бессмертным?

— Физически скорее нет… Не хотел бы.
— У тебя есть возможность за полчаса научиться чему угодно. Чему бы ты научился?

— Копировать походки. У меня был сон, в котором у людей появились суперспособности: кто-то управлял огнем, кто-то льдом, а я копировал походки. Чуваки попросили меня проявить свою способность, я проявил, они сказали: «Не, чет ниче не похоже». Если серьезно, не знаю, сложно выбрать.
13-05-22
Текст: Варя Еремеева
Цветы: @lepestkovaya

Фотографии: Надя Носова
Да здравствуют интервью!